Судостроение. Энергетика. Транспорт

Он-лайн приложение к журналу
«Морская биржа»

Судостроение. Энергетика. Транспорт Журнал ''Морская биржа''
English
Контакты
Поиск

Пресс-релиз

ЧТО «РАСПРЕДЕЛЯЕТ» ОСК?

19 июня 2018 года появились сообщения, что ОСК принято решение о переводе верфей Северо-Запада на новый принцип работы, согласно концепции «распределенной верфи», которая основана на кооперации ряда предприятий: части корабля или судна параллельно будут создаваться сразу на нескольких предприятиях. Затем концентрируются на «пункте сборки». Однако сами верфи настороженно относятся к этой «затее». Стоит в этом разобраться…

ВПЕРЕД В «ПРОШЛОЕ»

 Эта идея возникла еще несколько лет назад, однако только в мае 2018 года АО «Объединенная судостроительная корпорация» сформулировала основные направления развития корпорации, и теперь «распределенная верфь» реально может стать основным принципом работы крупных судостроителей Северо-Запада.
По мнению Сергея Ляшенко, директора Департамента технического развития корпорации, внедрение концепта «распределенной верфи» на предприятиях ОСК позволит сократить инвестиции почти в 3,5 раза. Нет сомнения, что будущее за универсальными верфями, которые могут работать как с военными, так и с гражданскими заказами. «Нам нужны нестандартные решения, которые дадут быстрый эффект за короткий срок. Одним из таких вариантов является концепция распределенной верфи. Это символично, поскольку ОСК за последние восемь лет своей жизни плохо использовала межзаводскую кооперацию», – отметил Ляшенко.

Кстати сказать, вопросы кооперации глобально прорабатывались и внедрялись в судостроение еще в советские времена. Старожилы помнят, что как раз, благодаря успешной промышленной кооперации, советское судостроение с семидесятых годов занимало лидирующие позиции в мире.

Алексей Рахманов, президент ОСК, как-то сказал, что госкорпорация, «используя главное свое преимущество – наличие большого числа активов, планирует внедрить концепцию «распределенной верфи», которая позволит сохранить военную специализацию на одних предприятиях, а гражданскую – на других».

Судостроительные предприятия Северо-Запада, входящие в ОСК, могут стать экспериментальной площадкой – своеобразным полигоном – для апробации и обкатки проекта. Причем решение окончательное, альтернатив не предложено.
В теории все логично. В рамках реализации концепции «распределенной верфи» предполагается взаимодействие верфей при выполнении заказов, включая транспортировку между ними крупнотоннажных судовых блоков. По сути верфи превращаются в единую сборочную площадку. В конечном итоге сокращается время нахождения изделия (корабля) в сухом доке, снижаются издержки, экономятся средства и производственные силы. Очень красиво и «гладко». Практики кораблестроения очень скептически отнеслись к такой идее. Считать концепт «распределенного производства» панацеей от всех бед и несчастий не надо. Сама идея «распределенного завода» вышла из парадигмы «распределенного менеджмента» (Distributed Management), к нему, по сути, и сводится. Производственные площадки остаются прежними, меняется лишь система управления (менеджмента) производством с активным использованием и глубоким проникновением в производственные процессы IT-технологий, новейших ПО и т.п.

«ОБЖАЛОВАНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ»

 Ещё на «НЕВЕ–2017» Алексей Рахманов отметил, что ОСК меняет подходы к модернизации предприятий – техническое перевооружение верфей планируется не «точечно», каждую в отдельности, а в рамках внедрения и реализации кооперационного проекта «распределенной верфи». Специалисты тут же задались вопросом – своевременно ли, возможно ли при нынешних «исходных»?
А руководство ОСК пространно поясняет, что «оптимизация никак не повлияет на производственные мощности верфей, и все поставленные цели должны быть достигнуты. Разрабатываемая концепция «распределенной верфи» подразумевает широкое использование межзаводской кооперации – корабли будут строиться силами сразу нескольких предприятий – отдельные производственные циклы распределяются между ними». Хорошо, а сколько ассигновано – резонный вопрос. Вот точная сумма инвестиционных вливаний в ОСК не озвучивают.
Само собой разумеется, что столь масштабные преобразования подразумевают полное государственное финансирование, управление инновациями и строгий контроль. Впрочем, деньгами сыть не будешь, кораблей из них не «наштопаешь».

Сокращение цикла постройки судов, рост качества проектов и развитие всей отрасли обеспечат прорывные НИОКР’ы и НИР’ы, их дальнейшее внедрение в общий производственный цикл. Опять дополнительные расходы?!
Но в отечественном госбюджете выделены не очень большие средства на все развитие судостроения. Откуда возьмутся деньги на реализацию нового проекта «распределенной верфи»?

Практику внедрения подобных проектов можно и должно доверять предприятиям, имеющим специализацию и профиль по изготовлению сложных объектов и морской техники военного и гражданского назначения. По мнению специалистов ОСК, в Северо-Западном регионе такой потенциал есть (опыт, компетенции, трудовые ресурсы).
Потребуется создать некое «головное предприятие» с функциями генерального подрядчика (ЕРС / ЕРСМ-подрядчик – Engineering, Procurement, Construction и Management). Центром должна стать Северная Столица. Рахманов пояснил, что внедрение этой концепции «в Санкт-Петербурге позволит сохранить военную специализацию на одних предприятиях, а гражданскую – на других».
Нам следует учесть, что трудности возникнут сразу же, ещё на начальной организационной стадии, ведь концепция «распределенной верфи» подразумевает «единство»:

•    единые формы администрирования
•    единые программные продукты
•    единые бизнес-процессы
•    единые формы технических документов
•    синхронизация всех производственных процессов
•    единый документооборот с учетом секретности
•    единая система подготовки кадров.

И даже – единое стратегическое мышление!

Итак, нынешние отраслевые объединения и предприятия, выстроенные как вертикально интегрированные структуры, в ходе реализации проекта оптимизируются, избавляются от ненужных переделов, обретают специализацию. Кроме того, на них унифицируются технологии и оборудование. Ещё один момент – концепция «распределённой верфи» должна позволить собирать корабль одновременно на нескольких заводах или перенаправлять рабочих туда, где в них в этот момент есть потребность.
Стоит просто прикинуть траты на одни только командировки по отраслевым предприятиям СЗФО.
Оптимизация на ОСК касается не только заводов, но и конструкторских бюро. Корпорация планирует создать единый центр компетенций, где объединились бы наработки конструкторов в различных секторах судостроения. Цель – применение наилучших доступных технологий, внедрение типовых решений, учёт существующих проектов и присутствующих в них недоработок. Всё это должно привести к значительному снижению себестоимости конечного продукта. Новый подход относится и к НИОКР’ам. Согласно требованиям Минпромторга, разработки должны быть ориентированы на конкретный результат и привязаны к существующим проектам – текущим и среднесрочным.
И тут балласт сопутствующих расходов на обучение, переобучение, повышение квалификаций, содержание учебных центров.

«СЛИВАЙ БАЛЛАСТ»!

По мнению некоторых экспертов, основная проблемой на пути внедрения и развития концепции «распределенной верфи», как, впрочем, и других подобных благоначинаний, была и остается бюрократия на верхах. Во-первых, некомпетентность некоторых руководителей ОСК, и, во-вторых, частая ротация кадров топ-менеджеров. Реальных профессионалов руководители судостроительных предприятий там практически не видят.
Немало вопросов и к нынешнему состоянию отрасли:

•    фактическая отсталость основных фондов
•    архаичность и громоздкость управленческого аппарата
•    невозможность производить весь спектр номенклатуры
•    «стесненность» в средствах основных заказчиков
•    значительные издержки и потери
•    неконкурентоспособность всей отрасли.

Отсюда выработанный годами стереотип: отечественное судостроение не в состоянии строить необходимые суда. О развитии сегмента массового судостроения или об экспортных возможностях мы уже не говорим. Это – проблемы внутреннего порядка.
Внешние «воздействия» – рост стоимости на товары и услуги, валютные колебания, изменение регулирования и т.п. – также отражаются на производственном процессе, стоимости готовой продукции, сроках сдачи.
А отсталость, как мы понимаем, говорит о несвоевременности принятия прорывных решений. Кстати, расходы по шифрам «Прорыв» при реализации профильных ФЦП достаточно большие, и куда ушли потраченные многомиллирдные вливания, не совсем понятно. «Балласт» крепчал!
Из официальных источников видно, что «наименьший процент исполнения наблюдается по государственной программе «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013–2030 годы» (35,4%)». При этом на модернизацию судостроительных компаний в 2017 году было выделено 15 млрд. рублей.

Стоит вспомнить срыв исполнения Государственной программы развития вооружений на 2011–2020 годы и принятия «новой» – на 2018–2027 годы. Развитие флота было в числе приоритетов программы, из общего бюджета которой на него выделялось около четверти всех средств, примерно 5 трлн. рублей. Основными факторами (слабостями) провала названы:

•    слабость судостроительной базы
•    слабость судоремонтной базы
•    слабость связей заказчиков и поставщиков
•    слабость машиностроительной базы для судостроения

Любопытно отметить, что ситуация с исполнением заказов ВМФ, размещенных на неподконтрольных ОСК предприятиях, лучше. На «разборе полетов» по результатам срыва Госпрограммы вооружений в числе основных причин назывались знакомые: кадровая проблема, слабая кооперация и финансирование. К ним прибавили традиционные – экономический кризис и санкции. Тут стоит взглянуть на Указ Президента Российской Федерации «Об открытом акционерном обществе «Объединенная судостроительная корпорация» №394 от 21 марта 2007 года, в котором устранение именно этих «слабостей» выведено в первоочередные задачи. И было это аккурат десять лет назад. В юбилейном 2017 году корпорация выглядела бравурно, но на фоне достижений – бледновато…

И вновь вернемся к недавним словам руководителя ОСК: «Быстро выйти на конкурентный уровень можно только при условии использования типовых решений и серийного производства. По его мнению, работа с заказчиком практически всегда позволяет найти «второе дно», выход на решение задачи имеющимися средствами или при небольших затратах. В любом случае в текущей ситуации выход для предприятий ОСК – создание широкого спектра высокотехнологичных, но в известной степени стандартных продуктов».
Вроде бы все верно и сказано неплохо, а что по сути вопроса? Не канет ли реструктуризация и реорганизация в омут штурмовщины или, того хуже, привычной компанейщины? И что же собирается «распределять» ОСК?

Эти вопросы пока остаются открытыми. «Морская Биржа» еще к ним вернется.

Сергей Голубев


22.06.2018




По вопросам размещение пресс-релизов и рекламы обращайтесь по тел.: +7 (812) 336-31-30, e-mail: info@setcorp.ru

© 1998-2018, ООО «Принт-Экспо», все права защищены.

RSS Яндекс.Метрика Наверх